Сочинение рассуждение слово является одновременно и знаком мысли

Как писать итоговое сочинение - Как писать? - Русский язык для всех и каждого - thermoitafirs.tk

Следует заметить, что тематически сочинения распадаются на два блока: . знака», который не является статичным и изменяется «в зависимости от Из них наиболее существенными, по мысли автора книги, являются такие: . связь слова одновременно с идеей вещи (значением слова) и с вещью. 2) Известный лингвист Г.Г Граник утверждал: «Союзы - это слова . Золотым фондом для местоимений являются знаменательные слова, без Красная строка – это своеобразный знак препинания, который оформляет начало мысли . показывают быстро или даже одновременно происходящие события. Найди ответ на свой вопрос: Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл В.В.Виноградова: "Слово является одновременно и знаком мысли.

Колесова, положение слова в системе языка и языка в философии коммуникации не следует упрощать. Каково же положение словесного знака в системе символов языка? Ученый дает такой ответ: Следовательно, — заключает он, — в историческом развертывании словесного знака возможны преобразования также и в уровнях знаковости. Еще один ракурс этой триады слово — символ — знак связан с другим вопросом. Колесов формулирует его следующим образом: Таким образом, слово в формулировке В. Их обозначения, или реальное воплощение слова, выражено у автора рецензируемой книги следующими уровнями: Можно заметить, что эти идеи перекликаются и с суждениями современных ученых — языковедов Ю.

Но что же в этой связи мы можем отнести к отечественной традиции? Что является для нас важным здесь? Здесь особое значение имеют системные отношения слова, его связь с другими словами в определенном контексте. Колесов приводит древнерусские параллели: Тот же домъ, как считает В. Колесов, был представлен различным следованием сем: Колесову способы определения словесного знака ср. Промежуточный вывод, к которому приходит ученый, сформулирован в заключении: Тем самым понятие одной стороной соотносится с предметом номинации….

Здесь уместно приведена цитата из А. Последующие главы этой части книги обсуждают также смежные проблемы философии языка в концептуальном освещении. Здесь ученый прежде всего ищет ответ на вопрос: При этом автор стремится выйти за границу традиционности и замкнутости при объяснении указанного термина, разрабатывает свои подходы к объяснению данного явления и, подобно своим коллегам напр.

В круг ученых, чьи идеи В. Колесов анализирует, вошли и крупные философы Гегель, П. При определении слова, по мнению В. Такой формой он считает предложение. Здесь же рассматриваются и другие составляющие концептосферы: Вот, например, что он пишет об одном из явлений: Автор книги не случайно так много цитирует русских философов, особенно конца XIX — первой половины XX. Именно им принадлежит открытие русской ментальности, формулировка и объяснение специфически русских проявлений характера.

Поэтому такие слова-концепты, как свобода, счастье, судьба, жизнь для нас имеют особый лингво-культурный смысл ср. В этой части даются и другие, математические и даже мистические постулаты семантики слова в оригинальной интерпретации В. Колесова от прозы Д. Андреева до исследований Б. Далее в главах 3—5 этой части автор продолжает исследовать семантическую и концептуальную природу слова.

Приведем здесь только заголовки разделов: Кстати, примечательны, по-моему, по лаконичности его тезисные выделения вроде: Во второй части книги обсуждается развитие концепта. Ученый выделяет три этапа в формировании восточнославянской ментальности. Каждый из них, как полагает В. Колесов, имеет свои культурные парадигмы, свою символику, определяющую содержание концепта. И третий этап начинается с конца XVII. Колесов с долей пессимизма говорит об остро ощущаемом распаде русской языковой ментальности, о некоем космополитизме, присущем глобальному обществу.

Вот как он пишет об этом: Какова же специфически русская концептуальная организация словесного знака? Могут ли существовать вполне определенные этапы в развитии мысли в слове, например, в древнерусский период? Другой особенностью средневекового языка является, по В. Колесову, специфическая работа над словом и текстом на уровне грамматики. Другие главы этой части во многом по-своему объясняют культурную символику и ее языковое оформление.

Так, ученый полемизирует с Ю. Степановым и его философской традицией понимания концепта. Степанова, — говорит он, — не развиваются исторически в границах одной культуры, например славянской, а представляют собою типологические схемы семантически близких знаков.

Колесов пишет здесь о наложении греческой ментальности на славянское сознание древнейшей эпохи и в целом о роли заимствования культурных символов, выводя суть общих законов ментализации: Заслуживают внимания и обсуждения и ряд высказываний В. Колесова о славянской ментальности в эпоху средневековья гл.

Само понятие, так часто теперь используемое в российской печати нередко без понимания того, что и о чем пишуттрактуется им с филологической точки зрения: Свойства этой ментальности таковы, что они, по В. Эта часть, как, впрочем, и предыдущие, богато иллюстрирована примерами из области ветхозаветной истории и философии древнего и нового времени и более акцентирована на символическое понимание лингвистических но не только категорий, их пространственно-временное расположение и развитие.

Здесь, как нам показалось, собственно философские воззрения ученого идут впереди его филологических идей, как бы забегают в иную плоскость мыслительной организации, ищут иные ментальные ходы, другое, онтологическое прочтение символа, порой связывая математические алгоритмы с образным догматом языковых моделей Средневековья.

Все это, бесспорно, стоит обсуждения, может быть, даже на страницах специализированного философского журнала. В заключительной части книги, рассказывающей об истории концепта, выражено более традиционное представление о генеалогии обсуждаемых проблем. Но и здесь В. Колесову удалось выделить те опорные моменты в развитии концепта, которые не всегда находят одинаковое толкование у современников и еще и поэтому интересны как части непознанной философии языка. Главы этой части дают достаточно широкое и объективное представление об истории языковой символики, о том, как развивалась идея слова, какое философское значение она приобретала в те или иные периоды истории.

На основе изучения традиции концепта В. Колесов с философских позиций выделяет три периода, три философии, оказавших влияние на развитие русской ментальности. В рецензируемой книге есть и другие проблемные тезисы — как в области терминологии философской лингвистики и ее трактовки автором данного труда, так и в смысле описания ряда концептуальных явлений.

Пожалуй, и в этой части специалистам многое покажется дискуссионным. Есть и некоторые суждения, выраженные, быть может, в силу индивидуальных особенностей писательской манеры автора, излишне философично и терминологично. В целом книга построена на большом общетеоретическом материале, сложившемся из отраслей разных наук, и уже само чтение этого труда создает прецедент изучения философии сквозь призму концептосферы лингвистики с ее пересечениями смыслов и языковой фантазией, ориентированной во многом на русское языковое сознание.

Толстого, обозначенная им в книгах и словарях Толстой ; и др. Полагаем, что в определении русской ментальности и ее основ, выраженных в слове и тексте, обращение к таким работам и шире — к такому пониманию философии словесного творчества могло бы обогатить рассуждения В.

Колесова качественным и разнообразным иллюстративным материалом1. Все же нам показалось, что в работах философического цикла В. Колесов несколько отходит от традиционного, присущего особенно санкт-петербургской школе, историзма. Наверное, это происходит из-за того, что его этапы были давно уже пройдены ученым, и он ищет другое применение научному анализу языковых явлений.

Мы бы желали видеть в книге больше примеров, иллюстрирующих именно философию русского слова, не дублирующих друг друга и дополняющих, а новых.

Подготовка учащихся 9 классов к ОГЭ по русскому языку (задание ). Таблица.

Колесова даются часто отсылки на его предыдущие работы, где практическая, сугубо историко-лингвистическая часть представлена ярче и интереснее, но об этом помнят не все читатели. Введение оригинальных примеров из области древнерусского языка, думается, могло бы придать работе более совершенный и убедительный ракурс. Колесов и это хорошо видно из прочитанного — увлекающийся философ, обладающий незаурядным кругозором и интуицией, но все его пристрастия так или иначе лежат в плоскости полиглоттального пространства, где сложно прийти к одному полюсу, минуя другой, особенно занимаясь такой непростой проблемой с вековой историей изучения.

В его труде, естественно, гораздо больше идей, чем то, о чем сказали. Их можно принимать или же отвергать, но знакомиться с ними и обсуждать, находя живую мысль и подпитывая ею свой собственный языковой механизм сознания, — отчасти еще и эту задачу мы ставили перед.

От теории словесности к структуре текста. Этнолингвистический словарь в 5-ти. Вместе с тем в ней немало спорных, противоречивых тенденций: В последние годы наблюдается повышенный интерес к указанной сфере: В этом русле весьма заметным событием в науке и учебной практике стал выход в г.

Примечательно, что одна из целей, которую преследовал ученый, звучит так: И эта книга в основном состоит из ранее написанных автором работ, разбросанных порой в малодоступных изданиях, но теперь обработанных и удачно собранных в единый замысел, она, бесспорно, проливает свет на историю русского языкознания как культурную традицию и оригинальна как по своему замыслу, так и по содержанию. Симптоматично также, что данная работа не выглядит только лишь как научный труд. Это и так почти всего у В.

Колесова — книга-дискуссия, одновременно и собеседник, и самоучитель. Поэтому строгие лингвистические постулаты здесь излагаются в доступной форме, где не ощущается присутствие весомой фигуры автора, довлеющей над читателем, а скорее — наставника и сомыслителя, отдавшего добрую половину жизни изучению родной словесности. Обсуждаемый труд состоит из трех частей, в хронологической последовательности излагающих этапы формирования и движения лингвистической мысли: Такое образное введение в предмет несколько интригует, но не отдаляет читателя от лингвистики, позволяет самому искать и находить необычные и даже парадоксальные ракурсы казалось бы обычных вещей.

Колесов как бы расширяет потенциальное видение филологии как науки парадоксов, из которых и рождалась очевидная потомкам истина.

Говоря о прошлом лингвистики, он, в частности, резюмирует: И только в г. Не впервые здесь ставится проблема периодизации истории русского языкознания. Но везде, в любой и российской, и зарубежной системе координат наука, по мнению В. Колесова, проходит три этапа: Дворянский период развития науки первая четверть XIX.

Капиталистический период развития науки после х годов XIX. Послереволюционный период развития отечественной науки до х годов XX. Послевоенный период развития науки до х годов XX.

Free hosting has reached the end of its useful life

Современный этап развития науки после х годов XX. И действительно, мы сейчас можем предложить этапы, основанные на иных принципах, но и там может ощущаться некоторая недостаточность и ущербность: Неизменным остается лишь Слово как объект лингвистического изучения. В этом отношении характерно высказывания ученого: Представляют интерес и другие параграфы этой части книги.

Эта часть содержит богато иллюстрированную примерами и воссозданную на основе редких рукописных находок историю лингвистической мысли Средневековья, которая доводится автором до XVIII.

Ученый констатирует также одно важное свидетельство: В отличие от последних те грамматические идеи, которые опережали свое время, на Руси энергичнее подавлялись официальной наукой и религией… Тем не менее к концу XVII. Указанные автором этапы и проблемы, на наш взгляд, важны еще и потому, что позволяют понять, как формировались языковедческие навыки у наших предков, как они ощущали присутствие словесной материи, как выражали ее дух и определяли внешние и внутренние рамки нормы.

Обозначение последней как системного показателя и есть уже признак зарождающихся концептуальных взглядов и направлений, в дальнейшем развившихся в школы. Несколько сжато, полагаем, выглядит XVIII век, ограниченный анализом взаимоотношения стиля и нормы в учениях того периода. Именно это время в научном отношении представляется наиболее интересным и в то же время понятным нам по своему ментальному ощущению.

Их открытия необходимо освятить с современных позиций. Кроме того, от данного этапа остались и более объемные архивы, содержащие еще немало белых пятен, например, в лексикографической и грамматической практике, по персоналиям забытых лингвистов и. Но мы не вправе выдвигать такие задачи перед В.

Колесовым, тем более что его книга не имеет цели излагать все интересующие нас проблемы. Вторая часть исследования как бы проецирует обозначенные постулаты и идеи на примеры конкретной филологической работы, показывая на примерах жизни и деятельности лучших представителей отечественной словесности, как возникала смена одних концепций другими, на чем основывались ученые при выборе лингвистического метода, как, наконец, происходила внутренняя работа каждого из них над словом и текстом.

В этой части В. Колесов также проявил себя как тонкий наблюдатель, внимательный и деликатный ученый, способный разбираться и в перипетиях человеческих судеб, и в общей стратегии научных знаний. Под пером ученого проходят легендарные имена А. Бодуэна де Куртенэ, Б. При всем различии эпох, в которые творили эти люди, методов их научной деятельности и личных интересов, есть одна плоскость, сближающая столетия русской лингвистической мысли и определяющая основы ее традиции.

Это — отношение к Слову: Так или иначе все они исходили из одного интуитивного пристрастия: И здесь у В. Колесова снова свое видение личности ученого.

Он начинает эту часть не случайно с имени академика А. Именно открытие этого метода и его научное становление и происходило при А. Востокове и получило сильнейший импульс в своем развитии на национальной почве. Последователь академика, впоследствии маститый лексикограф И. Еще и поэтому у В. Колесова в связи с историей лингвистики такой интерес к мировоззренческой стороне личности, его окружению и эпохе.

Развитие сравнительно-исторического метода прослеживается далее на обзоре деятельности А. Одна из заслуг А. Потебни в этой части исследований заключается, по мнению В. Здесь рассматриваются и лексико-семантические опыты ученого, стремившего привести языковые факты в систему это слово употребляет сам А.

Во многом познавательны и поучительны очерки о Я. Общеизвестен вклад академика Я. Грота в словарное. Достаточно сказать, что при нем началась работа и издание первого наиболее полного словаря русского литературного языка Словаря II Отделения Императорской Академии наук. Колесов подчеркивает и другую, не менее важную заслугу ученого в оформлении современных форм бытования языка: Соболевского оценивается автором книги с разных позиций.

Колесов отмечает влияние младограмматических идей на его научное мировоззрение, говорит об исторических исследованиях, делает очень точные наблюдения в целом о нем, например: Соболевский остался филологом старого типа.

  • Как писать итоговое сочинение
  • Образцы сочинений-рассуждений
  • Готовые сочинения 15.1 ОГЭ 2016

В конкретных своих исследованиях он поднимался выше своих современников, в теоретическом отношении он оставался позади Бодуэна де Куртенэ, А. Шахматова, его научного дара и ряда значительных открытий в науке воспринимается В. Колесовым также в русле нашей традиции.

Коршасчитая, что его работы сложены из борьбы двух стихий — интуиции и фактов. Колесов, — он прошел путь от Фортунатова до Бодуэна. Фортунатова, и от своего оппонента А. Здесь же достаточно подробно разбираются акцентологические открытия А. Эту фразу я понимаю. Приведу примеры из текста А. Во-вторых, чтобы ярче передать смысл описываемого автор вводит в текст диалог предложения 23, 25который носит характер вопросно-ответной формы. Вот еще один пример того, как грамматика помогает обогатить язык.

Таким образом, могу сделать вывод, что утверждение учебника русского языка справедливо. Благодаря словам-просторечиям, распространённым в нелитературной разговорной речи, свойственной малообразованным носителям языка, мы можем сделать вывод о человеке. Обратимся к тексту Л. Таким образом, мы можем сделать вывод, что высказывание, взятое из учебника русского языка, справедливо.

Приведу примеры из текста Л. В словосочетании и в предложении прилагательное всегда связано с существительным и полностью согласуется с ним, то есть употребляется в том же роде, числе и падеже, что и определяемое слово существительное.

Приведу примеры из текста Г. Таким образом, могу сделать вывод, что высказывание Л. На мой взгляд, речь идет о функциях раздела науки о языке грамматики, в котором изучаются формы слова, их значение морфология и соединение слов в словосочетания и предложения синтаксис. Вот оно, соединение морфологии и синтаксиса! Морфология, изучающая части речи и способы изменения слов, помогает синтаксису соединить слова в словосочетания и предложения.

Так, согласно правилам морфологии, прилагательное ставится в тот же род, число и падеж, что и существительное. Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания учебника русского языка: Цитата из учебника русского языка подтолкнула меня на такую мысль: Мир литературы нас вдохновляет, вызывает подъем, открывает красоту окружающего нас мира, природы, заставляет сочувствовать и переживать. Приведу аргументы из текста Б. С какой убежденностью рассказчик говорит: Бесконечен мир человеческих чувств: В письменной речи носителем самых разнообразных чувств служит лишь восклицательный знак.

Приведу примеры из текста С. Во-вторых, в предложениях под номерами 36 - 40 рассказывается о том, как А. Суворов восторгался умом и хитростью молодого русского солдата. Таким образом, учебник русского языка справедливо утверждает: Они передают разнообразные оттенки чувства: Следовательно, утверждение учебника русского языка справедливо.

В учебнике русского языка говорится: Доказать справедливость данной мысли легко можно на основании сказки, рассказанной старым капралом. Текст ее не был бы столь интересен без ряда однородных членов предложения, которые придают повествованию то плавность, то неритмичность, создавая удивительную яркость и красочность.

Алексеевым при помощи однородных сказуемых, звучащих прерывисто, нарисована яркая картина безусловной победы лося-богатыря над волком-разбойником: Таким образом, могу сделать вывод, что высказывание учебника русского языка справедливо. С помощью назывных предложений писатели лаконично и точно рисуют место, время действия, пейзаж и обстановку происходящего.

В учебнике русского языка говорится, что "назывные предложения иногда изображают места, где развивается события. Используя цепочки назывных предложений, автор выделяет детали, которые представляются ему особо важными".

Следовательно, цитата из учебника русского языка верна. Примеры приведу из текста Ю. И в этом ему помогает уменьшительно-ласкательный суффикс —очк. Таким образом, могу сделать вывод, что высказывание из учебника русского языка справедливо.

Приведу примеры из текста Ю. В то же время данные сказуемые помогают нарисовать и словесный портрет этой эмоциональной, доброй и суетливой старушки.

Приведу примеры из текста К. Этот фразеологизм, рожденный в народном сознании, мы можем понять так: Таким образом, утверждение Б.

То есть глагол, вторая по численности часть речи в нашем языке ,решает важную функцию: Во-первых, автор, описывая свое состояние на месте боев Советской армии, вдруг ощутил, будто он сейчас находится на войне.

С тревогой, возмущением он говорит, используя именно тот глагол, который в данном случае подходит: Вот он, верный глагол! Таким образом, могу сделать вывод, что утверждение А. Музыкальное произведение невозможно сохранить на нотном стане без специальных знаков. Это же произойдет, если мы напишем текст без знаков препинания: Запятая здесь очень важна: Вот он, знак препинания, твердо держащий текст. Таким образом, можно сделать вывод, что высказывание К.

Продемонстрирую это на основе текста Ю. Поляков старается обратить наше внимание, он пишет, используя типографский наклонный шрифт. В этом предложении самым главным было противопоставление слов: Таким образом, высказывание Т.

Нагнетание, позволяющее передать чувства и музыканта, и слушателя!